SdelanoRI.ru

Ваш адвокат

Ст 33 ч 5 ук рф

Статья 33. Виды соучастников преступления

СТ 33 УК РФ.

1. Соучастниками преступления наряду с исполнителем признаются организатор,
подстрекатель и пособник.

2. Исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо
непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями),
а также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не
подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств,
предусмотренных настоящим Кодексом.

3. Организатором признается лицо, организовавшее совершение преступления или
руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное
сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими.

4. Подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления
путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом.

5. Пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами,
указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо
устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или
орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем,
а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы.

Комментарий к Ст. 33 Уголовного кодекса

1. Уголовному закону известны три разновидности исполнителя.

Первая из них — исполнитель, непосредственно совершающий преступление, т.е. единолично выполнивший всю объективную сторону преступления.

Второй разновидностью исполнителя является соисполнитель, непосредственно участвующий в совершении преступления совместно с другими лицами. Все эти лица именуются соисполнителями, поскольку все вместе они выполняют объективную сторону преступления. При этом для констатации соисполнительства достаточно, чтобы каждый из соисполнителей выполнил хотя бы часть объективной стороны преступления.

Третьей разновидностью исполнителя является «посредственный исполнитель». В данном случае субъект, могущий нести уголовную ответственность, использует для совершения преступления лицо, не подлежащее в силу каких-либо причин уголовной ответственности. При этом способный понести уголовную ответственность субъект непосредственно не участвует в выполнении объективной стороны преступления и фактически выполняет роль организатора (пособника, подстрекателя). Однако в силу закона он рассматривается как посредственный исполнитель преступления, совершенного не подлежащим уголовной ответственности лицом.

2. По ст. 33 УК России из определения организатора, данного в ч. 3, можно выделить четыре разновидности организаторской деятельности.

Во-первых, организатором преступления признается лицо, организовавшее совершение преступления, т.е. подготовившее совершение преступления в целом или в большей его части посредством разработки плана совершения преступления, приискания соучастников, орудий и средств совершения преступления, обучения соучастников и т.д.

Во-вторых, организатором признается лицо, руководившее исполнением преступления, т.е. лицо, упорядочивающее деятельность соучастников по непосредственному совершению преступления как на месте его совершения, так и вне его.

В-третьих, организатором признается лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию), т.е. лицо, итогом деятельности которого по приисканию соучастников, орудий и средств совершения преступления, разработке планов совершения преступлений и т.д. стало создание организованной группы или преступного сообщества (преступной организации).

В-четвертых, организатором признается лицо, руководившее организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией), т.е. лицо, возглавляющее уже созданную им самим или другим лицом организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию).

3. Согласно статье 33 УК РФ подстрекателем является лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом. Склонение к совершению преступления должно носить конкретный характер, т.е. вызывать у индивидуально-определенного лица желание совершить определенное преступление и быть направлено на возбуждение такого желания, хотя при этом и не требуется четкой детализации преступных действий.

4. В зависимости от характера деятельности пособника пособничество делится на два вида: интеллектуальное и физическое.

К интеллектуальному пособничеству относятся дача исполнителю советов, указаний и предоставление иной информации, существенно облегчающих совершение преступления и содержащих информативные сведения. К интеллектуальному пособничеству также относятся заранее данное обещание скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно заранее данное обещание приобрести или сбыть такие предметы. Единственное исключение, известное судебной практике, когда в отсутствие заранее данного обещания приобрести или сбыть предметы, добытые преступным путем, такие действия могут быть признаны пособничеством, основывается на систематическом их совершении в прошлом, дающем исполнителю преступления рассчитывать на подобное содействие в совершении преступления в будущем (п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 7 июля 2015 г. N 32 «О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем»).

К физическому пособничеству относятся предоставление средств или орудий совершения преступления либо устранение препятствий. Физическое пособничество возможно путем как действия, так и бездействия и должно оказывать исполнителю существенную помощь в совершении преступления.

www.ugolkod.ru

Статья 285. Злоупотребление должностными полномочиями

1. Использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет.

2. То же деяние, совершенное лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, а равно главой органа местного самоуправления, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, повлекшие тяжкие последствия, —

наказываются лишением свободы на срок до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Примечания.

1. Должностными лицами в статьях настоящей главы признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, государственных компаниях, государственных и муниципальных унитарных предприятиях, акционерных обществах, контрольный пакет акций которых принадлежит Российской Федерации, субъектам Российской Федерации или муниципальным образованиям, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.

2. Под лицами, занимающими государственные должности Российской Федерации, в статьях настоящей главы и других статьях настоящего Кодекса понимаются лица, занимающие должности, устанавливаемые Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами и федеральными законами для непосредственного исполнения полномочий государственных органов.

3. Под лицами, занимающими государственные должности субъектов Российской Федерации, в статьях настоящей главы и других статьях настоящего Кодекса понимаются лица, занимающие должности, устанавливаемые конституциями или уставами субъектов Российской Федерации для непосредственного исполнения полномочий государственных органов.

4. Государственные служащие и муниципальные служащие, не относящиеся к числу должностных лиц, несут уголовную ответственность по статьям настоящей главы в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями.

Комментарий к Ст. 285 УК РФ

1. Объективная сторона рассматриваемого преступления состоит из трех обязательных признаков: 1) совершения деяния (действия либо бездействия) — использования должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы; 2) наступления последствий в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства; 3) причинно-следственной связи между деянием и последствием.

2. Под использованием должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы следует понимать совершение таких деяний, которые хотя и были непосредственно связаны с осуществлением должностным лицом своих прав и обязанностей, однако не вызывались служебной необходимостью и объективно противоречили как общим задачам и требованиям, предъявляемым к государственному аппарату и аппарату органов местного самоуправления, так и тем целям и задачам, для достижения которых должностное лицо было наделено соответствующими должностными полномочиями. В частности, как злоупотребление должностными полномочиями должны квалифицироваться действия должностного лица, которое из корыстной или иной личной заинтересованности совершает входящие в круг его должностных полномочий действия при отсутствии обязательных условий или оснований для их совершения (например, выдача водительского удостоверения лицам, не сдавшим обязательный экзамен; прием на работу лиц, которые фактически трудовые обязанности не исполняют; освобождение командирами (начальниками) подчиненных от исполнения возложенных на них должностных обязанностей с направлением для работы в коммерческие организации либо обустройства личного домовладения должностного лица).

Ответственность по комментируемой статье наступает также за умышленное неисполнение должностным лицом своих обязанностей в том случае, если подобное бездействие было совершено из корыстной или иной личной заинтересованности, объективно противоречило тем целям и задачам, для достижения которых должностное лицо было наделено соответствующими должностными полномочиями, и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства.

Как использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы следует рассматривать протекционизм, под которым понимается незаконное оказание содействия в трудоустройстве, продвижении по службе, поощрении подчиненного, а также иное покровительство по службе, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности.

В случаях, когда деяние, содержащее признаки злоупотребления должностными полномочиями (ст. 285 УК) или превышения должностных полномочий (ст. 286 УК), совершено должностным лицом для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности, охраняемым законом интересам общества или государства, и эта опасность не могла быть устранена иными средствами, то такое деяние не может быть признано преступным при условии, что не было допущено превышения пределов крайней необходимости (ст. 39 УК).

Не могут быть признаны преступными деяния должностного лица, связанные с использованием служебных полномочий, повлекшие причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам, если они были совершены во исполнение обязательного для него приказа или распоряжения (ст. 42 УК).

Должностное лицо, совершившее умышленное преступление, предусмотренное комментируемой статьей или ст. 286 УК, во исполнение заведомо для него незаконного приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих основаниях. При этом действия вышестоящего должностного лица, издавшего такой приказ или распоряжение, следует рассматривать при наличии к тому оснований как подстрекательство к совершению преступления или организацию этого преступления и квалифицировать по соответствующей статье Особенной части УК со ссылкой на ч. ч. 3 или 4 ст. 33 УК.

Должностное лицо, издавшее заведомо незаконный приказ или распоряжение подчиненному лицу, не осознавшему незаконность такого приказа или распоряжения и исполнившему его, подлежит ответственности как исполнитель преступления.

Однако если для достижения преступного результата лицо использует не закрепленные за ним должностные полномочия, а какие-либо связи по службе, авторитет занимаемой им должности и т.д., то состав данного преступления отсутствует.

Помимо совершения деяния в виде использования должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, обязательным элементом объективной стороны преступления является последствие в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, находящееся в причинно-следственной связи с деянием.

3. Под существенным нарушением прав граждан или организаций в результате злоупотребления должностными полномочиями или превышения должностных полномочий следует понимать нарушение прав и свобод физических и юридических лиц, гарантированных общепризнанными принципами и нормами международного права, Конституцией (например, права на уважение чести и достоинства личности, личной и семейной жизни граждан, права на неприкосновенность жилища и тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также права на судебную защиту и доступ к правосудию, в том числе права на эффективное средство правовой защиты в государственном органе и компенсацию ущерба, причиненного преступлением, и др.). При оценке существенности вреда необходимо учитывать степень отрицательного влияния противоправного деяния на нормальную работу организации, характер и размер понесенного ею материального ущерба, число потерпевших граждан, тяжесть причиненного им физического, морального или имущественного вреда и т.п.

Под нарушением законных интересов граждан или организаций в результате злоупотребления должностными полномочиями или превышения должностных полномочий следует понимать, в частности, создание препятствий в удовлетворении гражданами или организациями своих потребностей, не противоречащих нормам права и общественной нравственности (например, создание должностным лицом препятствий, ограничивающих возможность выбрать в предусмотренных законом случаях по своему усмотрению организацию для сотрудничества).

Злоупотребление должностными полномочиями относится к числу преступлений с материальным составом.

4. С субъективной стороны преступление характеризуется умышленной формой вины в виде как прямого, так и косвенного умысла. Обязательным признаком субъективной стороны является мотив — корыстная или иная личная заинтересованность.

Корыстная заинтересованность представляет собой стремление должностного лица путем совершения неправомерных действий получить для себя или других лиц выгоду имущественного характера, не связанную с незаконным безвозмездным обращением имущества в свою пользу или пользу других лиц (например, незаконное получение льгот, кредита, освобождение от каких-либо имущественных затрат, возврата имущества, погашения долга, оплаты услуг, уплаты налогов и т.п.).

Иная личная заинтересованность выражается в стремлении должностного лица извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленном такими побуждениями, как карьеризм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса, скрыть свою некомпетентность и т.п.

В отличие от хищения чужого имущества с использованием служебного положения злоупотребление должностными полномочиями из корыстной заинтересованности образуют такие деяния должностного лица, которые либо не связаны с изъятием чужого имущества (например, получение имущественной выгоды от использования имущества не по назначению), либо связаны с временным и (или) возмездным изъятием имущества.

Если использование должностным лицом своих служебных полномочий выразилось в хищении чужого имущества, когда фактически произошло его изъятие, содеянное полностью охватывается ч. 3 ст. 159 или ч. 3 ст. 160 УК и дополнительной квалификации по комментируемой статье не требует.

В тех случаях, когда должностное лицо, используя свои служебные полномочия, наряду с хищением чужого имущества совершило другие незаконные действия, связанные со злоупотреблением должностными полномочиями из корыстной или иной личной заинтересованности, содеянное им надлежит квалифицировать по совокупности указанных преступлений.

5. Субъект рассматриваемого преступления специальный — должностное лицо.

6. Часть 2 комментируемой статьи предусматривает квалифицированный состав злоупотребления полномочиями, отличающийся от основного состава преступления особым статусом субъекта. Здесь субъектом является должностное лицо, занимающее государственную должность РФ или государственную должность субъекта РФ, а также глава органа местного самоуправления.

7. Особо квалифицированным видом злоупотребления полномочиями (ч. 3 комментируемой статьи) является совершение деяния, предусмотренного ч. ч. 1 или 2 комментируемой статьи, повлекшее тяжкие последствия.

Под тяжкими последствиями как квалифицирующим признаком преступления, предусмотренным ч. 3 комментируемой статьи и п. «в» ч. 3 ст. 286 УК, следует понимать последствия совершения преступления в виде крупных аварий и длительной остановки транспорта или производственного процесса, иного нарушения деятельности организации, причинение значительного материального ущерба, причинение смерти по неосторожности, самоубийство или покушение на самоубийство потерпевшего и т.п.

При рассмотрении уголовных дел о преступлениях, предусмотренных комментируемой статьей или ст. 286 УК, надлежит выяснять, какими нормативными правовыми актами, а также иными документами установлены права и обязанности обвиняемого должностного лица, с приведением их в приговоре, и указывать, злоупотребление какими из этих прав и обязанностей или превышение каких из них вменяется ему в вину, со ссылкой на конкретные нормы (статью, часть, пункт).

stykrf.ru

Ст 33 ч 5 ук рф

Статья 42. Исполнение приказа или распоряжения
[Уголовный кодекс РФ] [Глава 8] [Статья 42]

1. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения. Уголовную ответственность за причинение такого вреда несет лицо, отдавшее незаконные приказ или распоряжение.

2. Лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих основаниях. Неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность.

3 комментария к записи “Статья 42 УК РФ. Исполнение приказа или распоряжения”

1. Воинская и служебная дисциплина требуют от подчиненных исполнения обязательных для них актов управления, в том числе исходящих от начальника или руководителя. Поэтому закон устанавливает как общее правило (ч. 1 комментируемой статьи), что причинение вреда охраняемым законом интересам как следствие исполнения лицом обязательных для него приказа или распоряжения не может влечь для него уголовную ответственность за это деяние. Ответственности подлежит лицо, отдавшее незаконные приказ или распоряжение. В этом случае имеет место посредственное причинение вреда (см. ч. 2 ст. 33 УК).
2. Приказ — это основанное на нормативных правовых актах, издаваемое в порядке подчиненности управомоченным лицом, облеченное в надлежащую форму властное требование, адресованное подчиненным (подчиненному) ему по службе лицам (лицу), обязанным (обязанному) его исполнить. Распоряжение отличается от приказа: издается не только руководителем (начальником), но и любым другим субъектом управления (например, заместителем руководителя); адресуется не только подчиненным, но и иным лицам, входящим в сферу отношений, где действует данный акт; содержит характер требований не по службе, а по иным общим вопросам. В отношении приказа и распоряжения действует презумпция их законности, в связи с чем они должны выполняться беспрекословно, точно и в срок.
3. Исполнение приказа или распоряжения исключает преступность деяния, если: они были обязательными для исполнения конкретным лицом; являлись незаконными; исполнившее лицо не осознавало их незаконность.
Приказ и распоряжение обязательны для исполнения, если они отданы надлежащим лицом подчиненному, в пределах полномочий этого лица, надлежащим образом оформлены, не являются заведомо незаконными.
В соответствии с нормами актов военно-правового характера военнослужащему в условиях действия принципа единоначалия не могут отдаваться приказы и распоряжения, ставиться задачи, не имеющие отношения к службе или направленные на нарушение закона.
Неисполнение подчиненным приказа начальника, отданного в установленном законом порядке, рассматривается как преступление против военной службы (см. коммент. к ст. 332). Если после вступления приговора в силу приказ, за неисполнение которого военнослужащий осужден, признан незаконным, производство по делу возобновляется ввиду нового обстоятельства .
———————————
Определение Военной коллегии ВС РФ от 21.05.2009 N 4н-90/09.

Исполнение подчиненным приказа или распоряжения, незаконность которых не была ему очевидна, не может влечь уголовную ответственность для этого лица за деяние и вред, причиненный правоохраняемым интересам во исполнение такого приказа или распоряжения.
4. Уголовная ответственность за какое-либо из умышленных деяний, предусмотренных УК, наступает для подчиненного, если это деяние (действие или бездействие) совершено им во исполнение заведомо незаконного приказа или распоряжения начальника (руководителя), т.е. когда он осознает очевидную незаконность этого приказа (распоряжения) прежде всего по его содержанию.
Начальник (руководитель), отдавший заведомо незаконные приказ или распоряжение, что привело к совершению умышленного преступления подчиненным во исполнение этого приказа (распоряжения), является организатором этого преступления (ч. 3 ст. 33 УК), а лицо, выполнившее такой заведомо незаконный приказ (распоряжение), — его исполнителем (ч. 2 ст. 33 УК). Если начальник вместе с подчиненным, действующим по его заведомо незаконному приказу (распоряжению), совместно выполняли объективную сторону соответствующего умышленного преступления, то они несут ответственность за преступление, совершенное группой лиц по предварительному сговору (ч. 2 ст. 35 УК).
То обстоятельство, что подчиненный выполнял хотя и заведомо незаконные, но все-таки приказ или распоряжение своего начальника (руководителя), может рассматриваться как смягчающее наказание обстоятельство (п. п. «е» и «ж» ч. 1 ст. 61 УК).
5. В некоторых случаях физическое или психическое принуждение со стороны лица, отдавшего заведомо незаконный приказ (распоряжение), может создать для подчиненного состояние крайней необходимости, и следовательно, вопрос об ответственности за причинение им вреда во исполнение такого приказа (распоряжения) следует решать по правилам ст. 39 УК.
6. Лицо, отказавшееся выполнять заведомо незаконные приказ или распоряжение, не может быть привлечено за это к ответственности (ч. 2 комментируемой статьи).

Статья 42. Исполнение приказа или распоряжения

1. Длительное время вопрос об уголовно-правовом значении исполнения приказа был предметом научных дискуссий. В судебной практике оценка действий по причинению вреда при исполнении приказа также вызывала разночтения. С одной стороны, утверждалось, что данное обстоятельство исключает преступность деяния, но в том случае, если приказ является законным. С другой стороны, что исполнение незаконного приказа не входит в предмет уголовно-правового регулирования, а определяется нормами других отраслей права. По нашему мнению, понятия приказа и распоряжения тождественны.
2. Приказ — это властное указание о выполнении или невыполнении каких-либо действий, изданное в надлежащей форме, в пределах компетенции должностного лица и имеющее обязательную силу. Приказ руководителя, начальника обязателен для всех лиц, находящихся в его подчинении. Жизнь требует в некоторых сферах деятельности и в ряде случаев строить отношения между людьми на основе подчиненности, чтобы не допустить хаоса и нарушений закона. Такие вопросы, как подбор и расстановка кадров, осуществление государственного управления, не могут решаться иначе как посредством отдачи приказов и распоряжений. Есть сферы, где основой деятельности является единоначалие, что предполагает обязательность приказов и распоряжений начальника и ответственность за их неисполнение (военнослужащие, сотрудники МВД, ФСБ и др.). Приказ может быть устным и письменным, а в некоторых случаях только письменным. Приказ объявляется подчиненному как лично руководителем, начальником, так и через других лиц (помощников, заместителей), и является обязательным не в силу устного договора между начальником и подчиненным, а в силу законов и иных нормативных актов. Теория и практика выработали условия правомерности исполнения приказа или распоряжения, относящиеся к его изданию и исполнению.
3. Условия правомерности приказа или распоряжения таковы:
1) приказ (или распоряжение) должен быть отдан должностным лицом в пределах своей компетенции. Если обязательность приказа существует только субъективно, т.е. лицо полагает, что выполняет приказ компетентного начальника, но последний никаких прав на издание такового не имеет, то ссылка на обязательность приказа не может иметь никакого юридического значения.
Пределы компетенции — это объем прав и обязанностей должностного лица, вытекающих из нормативных актов, положений, инструкций, принятых в соответствии с действующим законодательством;
2) приказ должен быть издан в надлежащей форме, которую в каждом случае определяют нормативные документы. Важно, чтобы приказ был отдан компетентным лицом, относился бы к служебным обязанностям исполнителя;
3) приказ не должен быть заведомо незаконным, а тем более преступным. Заведомый характер приказа означает, что должностное лицо заранее сознает несоответствие своего распоряжения правовым предписаниям, но, несмотря на это, издает приказ и требует его исполнения. Преступный приказ означает, что в результате его исполнения может быть причинен вред интересам, охраняемым уголовным законом. Вред причиняется при этом не в связи с необходимостью выполнить государственные или служебные задачи, а ради собственной карьеры, вопреки интересам службы, часто из корыстных или иных низменных побуждений.
4. Лицо, не осознававшее незаконность приказа, не несет ответственности за вред, причиненный при его выполнении. Ответственность за причинение вреда несет лицо, отдавшее незаконный приказ или распоряжение.
При исполнении заведомо незаконного либо преступного приказа ответственность и для исполнителя, и для начальника наступает на общих основаниях. Например, Ю., являясь старшим группы по выявлению экономических преступлений на потребительском рынке, получил указание от своего непосредственного руководителя В. — начальника отделения по борьбе с экономическими преступлениями УВД — склонить лиц, занимающихся изготовлением фальсифицированной водки, к даче взятки на сумму не менее 5 тыс. рублей, а полученные деньги передать ему. Обнаружив у М. фальсифицированную водку, Ю. получил от него 5 тыс. рублей, после чего дал указание не оформлять документально факт выявления незаконно изготовленной водки. Судом первой инстанции Ю. был оправдан по п. «а» ч. 4 ст. 290 УК за отсутствием в его действиях состава преступления в связи с тем, что он получил деньги по указанию своего начальника В. Судебная коллегия Верховного Суда РФ, рассмотрев дело по кассационному протесту, отменила оправдательный приговор в отношении Ю. и направила дело на новое судебное рассмотрение, указав, что в соответствии с ч. 2 ст. 42 УК лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконного приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих основаниях (БВС РФ. 2001. N 1. С. 10).
Кроме того, если должностное лицо, отдавая преступный приказ, действует из корыстных или иных личных побуждений, оно несет ответственность по совокупности и за должностное преступление. И что более важно — действия начальника и подчиненного, которые осознают преступный характер приказа, следует расценивать как соучастие в совершении умышленного преступления.
5. Условия правомерности, относящиеся к действиям исполнителя приказа или распоряжения, следующие:
1) вопрос об ответственности рассматривается лишь тогда, когда исполнитель, выполняя приказ, причинил вред охраняемым интересам. Размер причиненного вреда не имеет значения для оценки действий;
2) исполнитель не должен выходить за рамки действий, определенных приказом, и допускать так называемого эксцесса исполнителя приказа;
3) лицо, выполняющее заведомо незаконный приказ или распоряжение, будет нести ответственность только за умышленное причинение вреда. При совершении неосторожного преступления в результате исполнения такого приказа ответственность несет начальник;
4) лицо, отказавшееся исполнять заведомо незаконный (в некоторых случаях и преступный) приказ, не подлежит уголовной ответственности. Это, пожалуй, одна из главных идей, которую обозначил законодатель в ст. 42 УК. Неисполнение предполагает полный и окончательный отказ. Подчиненный должен осознавать, что он отказывается исполнять действительно заведомо незаконный приказ. Если такой приказ выполняется под принуждением, то вопрос необходимо решать по правилам, закрепленным в ст. ст. 39 и 40 УК.
Неисполнение преступного приказа позволяет говорить не о нарушении порядка подчиненности, а о сознательном отказе фактически совершить преступление. Вместе с тем существует определенная специфика в вопросе ответственности за неисполнение приказа военнослужащими и сотрудником ОВД. Такое поведение подчиненного в определенных случаях влечет уголовную ответственность в соответствии со ст. ст. 286.1 и 332 УК. Это преступления против порядка подчиненности и воинских уставных взаимоотношений. Нормы Дисциплинарного устава Вооруженных Сил определяют главную заповедь военнослужащего: «Приказ начальника — закон для подчиненного». Но устав не охватывает исполнение заведомо незаконного, а тем более преступного приказа. Положения ст. ст. 286.1 и 332 УК распространяются лишь на случаи, когда приказ законен и по сути, и по форме. Для военнослужащего должно быть очевидным не только то, что приказ связан с нарушением присяги, воинского долга, но и то, что его выполнение будет главной причиной причинения вреда охраняемым интересам.
6. Вместе с тем совершение преступления при нарушении условий правомерности исполнения приказа или распоряжения, которое причиняет вред общественным отношениям, признается обстоятельством, смягчающим наказание.

Комментарий к статье 42

1. Приказ и распоряжение представляют собой категорическое требование о совершении или прекращении (уже совершаемых) действий, выраженное начальником и адресованное подчиненному. Приказ содержит предписания общего порядка, характеризует сущность действий, которые необходимо совершить, определяет стратегию действия, его основное содержание, направление, цель и смысл. Распоряжение издается по частным вопросам.
Приказ и распоряжение отдаются, как правило, в письменном виде. Однако нельзя исключать, что в некоторых случаях приказ и распоряжение могут быть отданы устно (по телефону, средствам связи и т.п.). Такой способ их передачи вполне реален в условиях боевых действий. Они должны исходить от надлежащих лиц.
2. Лицо, выполнившее заведомо незаконный приказ, подлежит ответственности на общих основаниях.
Начальник отделения по борьбе с экономическими преступлениями УВД В. дал указание своему подчиненному, старшему группы по выявлению экономических преступлений на потребительском рынке Ю. склонить лиц, занимающихся изготовлением фальсифицированной водки, к даче взятки на сумму не менее 5 тыс. руб., а полученные деньги передать ему. Обнаружив у М. фальсифицированную водку, Ю. получил от него 5 тыс. руб., после чего дал указание З. и Х. не оформлять документально факт обнаружения незаконно изготовленной водки.
Полученные деньги Ю. разделил на три части, передав по 1650 руб. З. и Х., чтобы те согласно предварительной договоренности с Ю. передали деньги В.
Органами предварительного следствия Ю. предъявлено обвинение в получении взятки по предварительному сговору. Судом Ю. оправдан по п. «а» ч. 4 ст. 290 УК за отсутствием в его действиях состава преступления. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев дело по кассационному протесту, отменила приговор и направила дело на новое судебное рассмотрение, сославшись на ч. 2 ст. 42 УК, в силу которой лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконных приказа и распоряжения, несет уголовную ответственность на общих основаниях .
———————————
См.: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за второй квартал 2000 года (Определение N 2-0122/99) // БВС РФ. 2001. N 1.

rukak.ru

Статья 575. Запрещение дарения

1. Не допускается дарение, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает трех тысяч рублей:

1) от имени малолетних и граждан, признанных недееспособными, их законными представителями;

2) работникам образовательных организаций, медицинских организаций, организаций, оказывающих социальные услуги, и аналогичных организаций, в том числе организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, гражданами, находящимися в них на лечении, содержании или воспитании, супругами и родственниками этих граждан;

3) лицам, замещающим государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, муниципальные должности, государственным служащим, муниципальным служащим, служащим Банка России в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими служебных обязанностей;

4) в отношениях между коммерческими организациями.

2. Запрет на дарение лицам, замещающим государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, муниципальные должности, государственным служащим, муниципальным служащим, служащим Банка России, установленный пунктом 1 настоящей статьи, не распространяется на случаи дарения в связи с протокольными мероприятиями, служебными командировками и другими официальными мероприятиями. Подарки, которые получены лицами, замещающими государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, муниципальные должности, государственными служащими, муниципальными служащими, служащими Банка России и стоимость которых превышает три тысячи рублей, признаются соответственно федеральной собственностью, собственностью субъекта Российской Федерации или муниципальной собственностью и передаются служащим по акту в орган, в котором указанное лицо замещает должность.

Комментарий к Ст. 575 ГК РФ

1. Понятие «обычный подарок» определяется прежде всего его стоимостью. Соответственно под это понятие не подходят предметы роскоши, коллекционные изделия, иные дорогостоящие подношения. Кроме того, «обычность» предполагает традиционность обстановки, в которой дарится подарок: как правило, это общепринятая реакция на общепринятый повод — юбилей, успешное завершение определенного этапа жизненного пути, торжественное событие и т.д.

Стоимость подарка во всяком случае является доминирующей характеристикой при решении вопроса о его допустимости. Даже если подарок отвечает прочим характеристикам «обычного», но его стоимость превышает указанную в законе сумму, дарение запрещается.

Действующая редакция комментируемой статьи, сохраняя использование термина «обычный подарок», заменяет ранее применявшийся плавающий критерий значимости такого подарка в виде пяти минимальных размеров оплаты труда на фиксированную сумму в 3 тыс. рублей. Это в полной мере находится в контексте общей политики законодателя по отходу от использования МРОТ при исчислении штрафов и иных имеющих юридическое значение размеров денежных сумм.

2. В соответствии с п. 2 ст. 37 ГК РФ опекун не вправе совершать сделки по отчуждению, в том числе по обмену или дарению имущества подопечного, сдаче его внаем (в аренду), в безвозмездное пользование или в залог, сделок, влекущих отказ от принадлежащих подопечному прав, раздел его имущества или выдел из него долей, а также любых других сделок, влекущих уменьшение имущества подопечного, без предварительного разрешения органа опеки и попечительства. Правило п. 1 комментируемой статьи следует применять с учетом этого положения. Таким образом, совершить обычный подарок только на основании собственного волеизъявления и без какого-либо разрешения могут лишь родители малолетнего от его имени. Дарение имущества малолетних или признанных недееспособными подопечных на сумму свыше 3 тыс. рублей недопустимо даже при наличии согласия органов опеки и попечительства.

3. Федеральным законом от 24 апреля 2008 г. N 49-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об опеке и попечительстве» уточнен перечень организаций, работникам которых запрещено дарить подарки, не подпадающие под понятие обычных. Ранее в комментируемой статье речь шла о лечебных, воспитательных, социальных и аналогичных им учреждениях. Подпункт 2 п. 1 комментируемой статьи призван распространить запрет на дарение на недопустимые, с точки зрения законодателя, ситуации, в которых одаряемые не замещают должности, перечисленные в подп. 3 этого же пункта. Работники учреждений, перечисленных в подп. 2, могут являться одновременно государственными или муниципальными служащими, что повлечет распространение на них дополнительных ограничений.

4. В трактовке положений подп. 3 п. 1 комментируемой статьи можно встретить неоправданные крайности. Иногда они рассматриваются как позволяющие чиновникам получать подарки в связи с их должностным положением и служебной деятельностью вне зависимости от подоплеки такого подарка, лишь бы стоимость последнего не превышала установленного данной нормой размера.

С другой стороны, существует точка зрения «ястребов», призывающих запретить лицам, занимающим названные должности в системе государственной и муниципальной службы, принимать вообще какие бы то ни было подарки от посторонних, включая обычные подарки ко дню рождения, памятным событиям и т.д., поскольку такой одаряемый всегда и всеми посторонними лицами воспринимается без отрыва от своего должностного положения.

Достаточно ортодоксальную позицию занимают и международные организации по борьбе с коррупцией, с которыми Российская Федерация сотрудничает в рамках своих конвенционных обязательств (например, ГРЕКО — группа государств по борьбе с коррупцией, в которой Россия состоит в силу своего присоединения к Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 г.). По их мнению, наличие в гражданском законодательстве стран — участниц данной Конвенции подобной «лазейки» провоцирует коррупционные факты, завуалированные под одарение подарками.

5. Представляется, что новая редакция комментируемой статьи, установившая в п. 2 правила, определяющие судьбу «протокольных» подарков на сумму свыше 3 тыс. рублей, внесла в эти дискуссии определенную ясность.

Во-первых, из текста указанного пункта явно следует, что запрет на дарение специальным субъектам не распространяется на ситуации, связанные с «официальными» поводами. Такие сделки не могут трактоваться как ничтожные, и действия дарителей не должны вызывать сомнение в части их правомерности.

Во-вторых, текстуальное и логическое толкование п. 2 комментируемой статьи дает основания считать, что полученные по таким «официальным» поводам подарки стоимостью менее 3 тыс. рублей служащий вправе сохранить за собой. Применяя такую же логику, нельзя не признать допустимость дарения служащим обычных подарков посторонними лицами (в частности, коллегами по работе, знакомыми в связи с личными памятными датами, общегосударственными праздниками и т.д.), когда из смысла подарка явно следует отсутствие его взаимосвязи с выполнением одаряемым каких-либо служебных обязанностей. Это справедливо, во всяком случае для подарков стоимостью менее 3 тыс. рублей. Не вызывает сомнений также необходимость разграничивать понятия подарка и официального награждения работника его руководством, регулируемого ст. 191 Трудового кодекса РФ, ст. 55 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации» и другими нормативными актами. Последнее, даже в случае превышения стоимости подарка-награды 3 тыс. рублей, в полной мере соответствует закону.

Впрочем, на этом ясность, внесенная в ситуацию новой редакцией комментируемой статьи, пожалуй, заканчивается. В силу такого же текстуального толкования закона установленный п. 1 комментируемой статьи запрет дарения должен считаться не распространяющимся только на дарителей. В случае превышения стоимостью подарка установленного рубежа чиновник, получивший подарок, все равно не может приобрести на него права собственности, даже если подарок и был вручен ему по официальному поводу. Существенно изменены лишь последствия такой невозможности. Если ранее договор дарения на сумму, превышающую установленную ГК РФ, должен был квалифицироваться в таком случае как ничтожный, то теперь он повлечет правовые последствия в виде возникновения права государственной или муниципальной собственности на подарок.

6. Массу вопросов вызывает терминология п. 2, в частности понятие «официальный повод». До настоящего времени не определен порядок передачи дорогостоящих подарков в государственную или муниципальную собственность. Все эти вопросы призваны быть урегулированными на уровне подзаконного акта, разработка которого в настоящее время ведется.

С другой стороны, категорически недопустимо считать правомерным поощрение любыми подарками (даже незначительной стоимости) должностных лиц в связи с осуществлением ими своих должностных обязанностей при оказании государственной услуги — вне зависимости от того, осуществлены ли они в соответствии с законом или с нарушением закона. В соответствии с Общими принципами служебного поведения государственных служащих, утвержденными Указом Президента РФ от 12 августа 2002 г. N 885 , государственные служащие призваны не оказывать предпочтение каким-либо профессиональным или социальным группам и организациям, быть независимыми от влияния со стороны граждан, профессиональных или социальных групп и организаций; исключать действия, связанные с влиянием каких-либо личных, имущественных (финансовых) и иных интересов, препятствующих добросовестному исполнению должностных (служебных) обязанностей; воздерживаться от поведения, которое могло бы вызвать сомнение в объективном исполнении ими должностных (служебных) обязанностей.

———————————
Собрание законодательства РФ. 2002. N 33. Ст. 3196; 2007. N 13. Ст. 1531.

Статья 290 УК РФ рассматривает в качестве взятки любое имущество или выгоды имущественного характера, полученные должностным лицом за соответствующие действия (бездействие) в пользу взяткодателя. На оценку действий должностного лица может повлиять разве что п. 2 ст. 14 УК РФ, исключающий уголовную ответственность за малозначительные действия, однако такая оценка производится в каждом конкретном случае и не ориентирована на фиксированные размеры вознаграждения.

Поскольку гражданское законодательство не может вторгаться в сферу публично-правового регулирования, отменять или изменять существующие в нем запреты и ограничения, комментируемая статья не носит специального характера по отношению к нормам, устанавливающим особый порядок осуществления полномочий в сфере государственной и муниципальной службы. Любые сделки, прямо или косвенно направленные на вознаграждение служащих за действия, входящие в круг их служебных обязанностей, либо за так называемое общее благоприятствование по службе, ничтожны независимо от их размера.

7. Норма, запрещающая дарение в отношениях между коммерческими организациями, вполне оправданна в условиях рыночной экономики, поскольку позволяет пресекать различного рода финансовые махинации и злоупотребления в хозяйственной сфере. В то же время вполне допустимо безвозмездное предоставление предпринимателями имущества некоммерческим юридическим лицам, отдельным гражданам или целым категориям потребителей как в виде подарков, так и посредством установления льготных условий оплаты товаров, работ, услуг, освобождения от отдельных обязанностей и т.д.

Особое значение с усложнением рыночных отношений приобрел оборот имущественных прав. Отсутствие условий о возмездности предоставления имущества в виде уступки права требования, принятия на себя долга, прощения долга, освобождения от обязанности непосредственно в соответствующих соглашениях между хозяйствующими субъектами далеко не всегда свидетельствует об отсутствии встречного предоставления от другой стороны. Такие договоры должны квалифицироваться как договоры дарения только в случае, когда может быть опровергнута презумпция их возмездности (п. 3 ст. 423 ГК).

Отнюдь не всякое прощение долга, освобождение от обязанности в иной форме следует квалифицировать как дарение, признаком которого всегда выступает намерение дарителя создать имущественную выгоду в хозяйственной сфере одаряемого, не обусловленную встречным предоставлением. В качестве прагматичного мотива уступки права требования могут выступать включение ее в схему взаимозачетов, отступного, экономия собственных средств и т.д. Если коммерческая организация сумеет подтвердить, что ее действия были обусловлены иным экономическим интересом, то основания усматривать в сделке признаки дарения отпадут.

Такая позиция после достаточно долгого периода противоречивости судебных решений возобладала и в арбитражной практике. В п. 9 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 г. N 120 говорится, что соглашение об уступке права (требования), заключенное между коммерческими организациями, может быть квалифицировано как дарение только в том случае, если будет установлено намерение сторон на безвозмездную передачу права (требования). Отсутствие в сделке уступки права (требования) условия о цене передаваемого права (требования) само по себе не является основанием для признания ее ничтожной как сделки дарения между коммерческими организациями. По мнению Президиума ВАС РФ, судам следует учитывать положения п. 3 ст. 423 ГК РФ, в силу которого договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Квалификация соглашения об уступке права (требования) как договора дарения возможна лишь при установлении намерения безвозмездно передать право (требование). Отсутствие в оцениваемом соглашении условия о цене передаваемого права (требования) само по себе не свидетельствует о дарении соответствующего права (требования).

———————————
Вестник ВАС РФ. 2008. N 1.

Вопрос о скрытой возмездности предоставления должен решаться в каждом конкретном случае с исследованием фактических взаимоотношений субъектов и обстоятельств заключения договора.

Недопустимо в отношениях между коммерческими организациями заранее оговоренное освобождение контрагента от оплаты по договорам, которые ГК РФ определяет исключительно как возмездные (например, договоры кредита и складского хранения).

В случае получения юридическим лицом имущества безвозмездно от дарителя (физического или юридического лица), владеющего более чем 50% уставного (складочного) капитала одаряемой организации, либо от дарителя — юридического лица, в уставном (складочном) капитале которого более 50% принадлежит одаряемому, а также в предусмотренных законом случаях получения организацией безвозмездной помощи полученные доходы не учитываются при исчислении налоговой базы (ст. 251 НК). Во всех остальных случаях имущество, работы, услуги и имущественные права, приобретенные налогоплательщиками — юридическими лицами безвозмездно, рассматриваются налоговыми органами как внереализационные доходы.

stgkrf.ru

Опубликовано в Блог